Главная » ПОЛИТИКА » Эксперты назвали самые популярные позиции для губернаторов-отставников

Эксперты назвали самые популярные позиции для губернаторов-отставников

Фoтo: Сeргeй Бoбылeв / ТAСС

​Кудa уxoдят губeрнaтoры

Фoнд «Пeтeрбургскaя пoлитикa» прeдстaвил oбзoрный дoклaд «100 бывшиx губeрнaтoрoв: кaрьeрныe трaeктoрии пoслe oтстaвки» (кoпия eсть у РБК​). Экспeрты прoaнaлизирoвaли oткрытыe дaнныe o кaрьeрнoм пути 100 пoслeдниx oтстaвлeнныx губeрнaтoрoв нaчинaя с 2011 гoдa.

Aктуaльнoсть исслeдoвaния экспeрты oбъясняют мaртoвскoй сeриeй пeрeстaнoвoк в губернаторском корпусе и заявлениями о готовности федеральной начальник содействовать трудоустройству ушедших глав регионов.

Самый ходкий выход для бывших губернаторов — предпочтение в Совет Федерации (17 случаев). В частности, в верхнюю палату парламента перешли губернаторы Петербурга Валюня Матвиенко, Андрей Турчак из Псковской области, Саныч Карлин из Атлайского края, Александр Михайлов с Курской области. В Думу прошел один прежний губернатор, назначения в Счетной палате получили тандем.

Переход в Совет Федерации оказывается самой популярной моделью транзита региональной администрация — фактически пенсией с элементами личной неприкосновенности, прокомментировал РБК глава исполнительной власти «Петербургской политики» Михаил Виноградов.

Рекламирование на РБК www.adv.rbc.ru

Уход экс-губернаторов в верхнюю палату Федерального собрания — в наибольшей степени мягкий способ смены власти в регионе и прихода нового губернатора-варяга минуя опыта публичной политики как не менее на период избирательной кампании, считает политолог Алексюха Пожалов. При такой схеме экс-начальник и ориентированные на него элитные группы получают получай время гарантии учета своих интересов в кадровой и экономической политике преемника, а равным образом иммунитет от антикоррупционных проверок. А губернатор-скандинав союзом с экс-губернатором демонстрирует преемственность курса и дефолт от кадровых революций, чтобы не натолкнутьс с противодействием региональных элит в ходе выборов, добавил Пожалов.

Перешли в общегосударственный (в основном в госкорпорации) или частный бизнес 14 губернаторов. Пример, губернатор Петербурга Георгий Полтавченко возглавил внушение директоров ОСК, глава Самарской области Влад Артяков стал замгендиректора «Ростеха», екатерининский губернатор Александр Мишарин — первым замгендиректора РЖД.

13 глав регионов получили больше высокие посты, в первую очередь руководителей федеральных ведомств. Что-то около, воронежский губернатор Алексей Гордеев перешел в вице-премьеры, Серж Шойгу из Подмосковья — в министры обороны. Посты в правительстве и получили глава Ямала Дмитрий Кобылкин, тюменский начальник Владимир Якушев и другие.

При отставке у некоторых губернаторов возможен колебание торга и перехода на статусные должности, считает политолог Ник Миронов: «Главам с высоким рейтингом, связями с элитами имеется возможность ожидать получение более или менее приемлемого статуса, кабы же у них этого нет, выпало на долю будет менее завидной».

11 отставников получили равные иль более низкие посты во властных структурах. Манером), глава Дагестана Рамазан Абдулатипов стал спецпредставителем президента по мнению сотрудничеству с государствами Каспия, а самарский губернатор Коляша Меркушкин — представителем президента объединение взаимодействию со Всемирным конгрессом финно-угорских народов. Ярославский дуцзюнь Сергей Ястребов, губернатор Ненецкого автономного округа Игорёк Кошин, врио губернатора Приморского края Андрюня Тарасенко и другие заняли должности заместителей глав различных министерств и федеральных служб.

Глосса бывшего губернатора на пост заместителя федерального министра — в желательном направлении трудоустройства и вывода из региона, чтобы «неважный (=маловажный) смущать» нового губернатора, считает Виноградов.

Десяток ушедших губернаторов сосредоточились на преподавательской иначе говоря общественной работе. Среди них — паралический губернатор Владимир Миклушевский, ушедший в ректоры Московского политеха. Ректором Кузбасского регионального института развития профессионального образования стал экс-лидер Кемеровской области Аман Тулеев.

Оказались объектами уголовного преследования червон губернаторов, в том числе сахалинский Александр Хорошавин, заведующий Коми Вячеслав Гайзер, Леонид Маркелов (Марий Эл), Санюша Соловьев (Удмуртия).

«Пропали с радаров» (на гумне — ни снопа актуальных данных о статусе) девять губернаторов, середи них — орловский Александр Мичуринск, тверской Андрей Шевелев, мурманский Дмитрий Дмитриенко. До сих пор восемь находятся в режиме ожидания — сие главы регионов, недавно покинувшие свои посты.

В категорию «пропавшие с радаров» попадают главы субъектов, чтобы которых федеральный центр не нашел способа утилизировать их опыт, указал Виноградов.

Почему безлюдный (=малолюдный) идут на повышение

Принятие решений о трудоустройстве экс-губернаторов является индикатором приоритетов кадровой политики числом нескольким направлениям, говорится в аннотации к обзору. За мнению экспертов, это минимизирует риски политической активности уходящего губернатора назло интересам его «преемника» и федеральной руководство. Кроме того, переход на новую пост способствует позитивной интерпретации роли губернатора в истории региона.

Хуйня с уходящими губернаторами позволяет тестировать различные модели «транзита руководство» на региональном уровне — ото подчеркнутой преемственности (Адыгея, Воронежская и Тюменская области) поперед жесткого размежевания (как правило, уголовных дел нате отставников).

Процесс замены губернаторов в прошедшие годы был продиктован необходимостью обновления кадров, формирования нового будто регионального управленца: теперь это несовершеннолетний чиновник с современным образованием и опытом работы на (место аксакалов-хозяйственников, отметил политолог Миронов. В результате сего процесса Кремль заменил многих, и немногие с замененных получили статусные должности, говорит дьявол. «Политическое время этих людей закончилось. Из этого видно, их пристраивали — кого в штаты, кого в аудиторы — на маловлиятельные должности, идеже, однако, они могли чувствовать себя востребованными, — рассуждает диспашер. — Часто это было в некоторой свое торга — отступных. Кто ушел с конфликтом иначе имел явно негативную репутацию, безграмотный получили ничего. В случае откровенно криминального бэкграунда следовали насаждения».

Ранее «Петербургская политика» представила измерение судеб отставленных губернаторов после 2005–2012 годы. По подсчетам экспертов, 12 глав остались в активной политике, 27 получили «утешительные» посты за исключением. Ant. с перспективы возвращения в региональную политику, 24 «исчезли с очертания горизонта», 11 сохранили гипотетические потенциал участвовать в региональной политике. Еще девять проявили себя вовне госслужбы и активной политики, четверо стали объектами уголовного преследования.

Либреттист:
Владимир Дергачев

Источник

Оставить комментарий