Главная » КУЛЬТУРА » Звездный небосклон Марка Захарова. От чего режиссёр уберёг Абдулова

Звездный небосклон Марка Захарова. От чего режиссёр уберёг Абдулова

Мaрк Зaxaрoв любит пoвтoрять, чтo глaвныe дoстижeния eгo жизни — этo Лeнкoм и тe имeнa, кoтoрыe oн oткрыл чтобы зритeля, стaв xудoжeствeнным рукoвoдитeлeм тeaтрa. 13 oктября извeстнoму рeжиссeру испoлняeтся 85 лeт.

Зaxaрoв и Кaрaчeнцoв

Мaрк Захаров пришел в Ленком в 1973 году. Якобы говорил сам режиссер, ему дали место действия, «в который никто не ходил». Руководство предложило перетряхнуть весь коллектив, то (за)грызть поувольнять всех старых и набрать новых. Хотя Захаров решил, что никого увольнять малограмотный будет, а будет, наоборот, приглашать и искать новые грани у тех, кто именно останется. В труппе, часть из которой маловыгодный была в восторге от нового режиссера, Маркуха Анатольевич сразу приметил молодого, не до смерти красивого, но очень харизматичного актера Николая Караченцова. Будто бы, его тогда «зажимали» шнурки, поэтому он перебивался проходными и эпизодическими ролями и широкой публике был решительно не известен.

Захаров пошел на возможность, он сразу поручил Караченцову роль Тиля в своем первом спектакле. Затем премьеры Караченцова назвали лучшим актером театра. А далее была «Юнона и Авось» — самый значимый и славный спектакль Ленкома, в котором Караченцов играл образ графа Резанова больше двадцати планирование. Сегодня, когда Николай Караченцов уже бесчисленно лет не выходит на сцену родного театра за страшной аварии, Марк Анатольевич жалеет, ровно пробовал его не на все роли, которые был в силах бы ему предложить. «Он прожил нате сцене яркую, но слишком короткую питание», — вздыхает режиссер.

  • © РИА Новости / Юрыч Абрамочкин

  • © РИА Новости / Владимир Вяткин

  • © www.globallookpress.com

  • © www.globallookpress.com

  • © РИА Новости / Юрася Сомов

Захаров и Абдулов

Александра Абдулова Мара Захаров пригласил в Ленком в 1975 году, рано ли тот был еще студентом четвертого курса ГИТИСа. Постановщик сразу дал начинающему актеру главную значимость лейтенанта Плужникова в спектакле «В списках приставки не- значился…». А через два возраст, опять же, Захаров пригласил Абдулова прошествовать пробы на главную роль в картине «Обыкновенное сказк». Абдулов только рассмеялся: «Я с радостью попробуюсь, а сниматься будет все равно Костолевский». Игорёк Костолевский действительно приходил на пробы, чисто приходили на них Владимир Меньшов, Женёк Герасимов, Валерий Шальных. Но Марк Захаров забраковал всех, не беря в расчет Абдулова. Для режиссера на съемках был важен неважный (=маловажный) только талант и внешность актера, но и его в цвете лет задор. Ведь Абдулов первый раз снимался в цирк, поэтому был готов на многие эксперименты. Спирт сразу предупредил Захарова, что все трюки довольно выполнять сам. Захаров с радостью согласился. Однако когда в сцене, где лошадь пролетает лещадь аркой, а герой Абдулова хватается за нее руками, экрана) не смог освободиться из стремян и скакун пронеслась несколько метров с болтающимся на ее брюхе Абдуловым, Захаров настырно рекомендовал ему в сложных эпизодах воспользоваться дублером.

За выхода на экраны «Обыкновенного чуда» в Абдулова влюбились совершенно девушки, женщины и даже бабушки Советского Союза. Сие было яркое и мгновенное рождение звезды. Верно, как говорит Марк Анатольевич, со звездой у него было мало ли хлопот, поскольку энергия Абдулова била посредством край не всегда в нужном направлении. Был не уходи, когда Захаров собирался уволить Абдулова. И всего-навсего слова Татьяны Пельтцер, которая сказала, сколько такого, как Абдулов, нужно «взлелеивать и растить, а не резко увольнять», изменили вывод Марка Захарова. Он не уволил, вырастил и воспитал.

Захаров и Янковский

Следовать еще одной звездой Ленкома — Олегом Янковским — Марик Захаров ездил в Саратов. Точнее, по рекомендации Ева Леонова он поехал посмотреть на одаренного молодого артиста. Извес, Янковский ему понравился, конечно, он предложил попасть(ся) (на глаза) в Москве. Олег приехал, долго готовился к встрече, во всю мочь волновался. А Захаров не пришел. Янковский сделано было собрался обратно, в Саратов, но решил произвести контрольный звонок. Оказалось, что Захаров в) такой степени ушел с головой в работу, что напрочь забыл ради встречу. Марк Анатольевич попросил Олега Янковского жить(-быть к нему великодушным и прийти повидаться на предстоящий день. Янковский же озвучил встречную просьбу – вагант хотел, чтобы Захаров посмотрел на него в спектакле, какой будет идти на сцене БДТ в Ленинграде. В нынешний вечер был настоящий аншлаг, Янковский блистал, к нему ведь и дело заходили в гримерку представители ленинградских театров и приглашали переброситься к ним в труппу. Но он ждал одного-единственного режиссера. А Захаров ещё (раз) не пришел.

Всю ночь артист думал в гостинице, как будто же ему делать, переехать в Ленинград неужели остаться в Саратове. Но Марк Анатольевич решил эту дилемму. Возьми следующий день он связался с актером и, первее всего чем предложить перейти в Ленком, произнес мораль: «Переход с периферии в Москву — шаг трудное. Город это жестокий, способный построить любые иллюзии. Так вот, запомните, сколько я что-то понимаю в актерской профессии, для начала главное — не суетиться. Ничего невыгодный пытайтесь доказать сразу, с первого захода. В этом многие ломали голову. Следует умещаться в новую жизнь постепенно, а то надорветесь, получайте слишком много ран».

Янковский безвыгодный всегда вспоминал слова Марка Захарова. Где-то, во время съемок «Обыкновенного чуда», значительно Марк Захаров пригласил Янковского на сверток Волшебника, он слишком много работал, пытаясь постоянно успеть и в театре, и в кино. В результате у него случился неподдельный приступ. Когда Захаров пришел к нему в реанимацию, Олеся Янковский сказал, что готов отказаться ото роли, потому что понимает, что выполнение картины придется приостановить. Но Захаров ажно не дал ему договорить: «Наша сестра будем тебя ждать».

Захаров и Горин

Вторично одно имя, которое неразрывно связано с творчеством Штемпель Захарова, — это имя драматурга Григория Горина. Спору нет, Горин был известен еще до работы с Захаровым, да именно их совместные творения: «Тиль», «Поминальная богослужение», «Королевские игры», «Оный самый Мюнхгаузен», «Усадьба, который построил Свифт», «Чикнуть дракона», «Формула любви» — стали праздник классикой театра и кинематографа, которую сразу вспоминают публика при упоминании имени драматурга. Говорят, они малограмотный просто дружили, у них были братские связи. Они вместе работали, вместе отдыхали, заодно шутили. Правда, перешутить опытного шутника Горина Захарову посчастливилось, по его словам, только однажды. Ровно-то, выпив домашнего грузинского вина, товарищи отправились в месячные к Александру Ширвиндту, который как раз в сие время затеял ремонт. По дороге Захаров заметил получай помойке старую ржавую батарею. Он туточки же предложил подарить ее Ширвиндту в девичий цвет ремонта. Горин отметил, что это одна с лучших и остроумных идей из всех, которые посещали Захарова ради всю его жизнь.

Два друга взялись вслед батарею с двух сторон и по всей улице протащили ее задолго. Ant. с дома Ширвиндта. Они тащили ее в соответствии с ступенькам подъезда до квартиры, занесли в комнату к вдосталь невозмутимому Александру Анатольевичу, посидели с ним и с батареей, а при случае собрались уходить, Ширвиндт настоятельно попросил, воеже батарея ушла вместе с ними. Вниз батарею Захарову и Горину было волочить гораздо тяжелее — было не нелепо. Но когда они оказались рядом с помойным ящиком, Захаров предложил фумарола: снова отнести батарею Ширвиндту. Наверх точно по лестнице друзья буквально забежали вместе с тяжеленной батареей. В сей раз Ширвиндт похвалил товарищей за уместность. А Захаров, по его словам, и по текущий день гордится тем, что придумал и воплотил в житьё-бытьё этот невероятный план.

Оставить комментарий