Главная » КУЛЬТУРА » «Ты жизнь мою сыграл!». Что напророчил себе Олег Янковский

«Ты жизнь мою сыграл!». Что напророчил себе Олег Янковский

Eму 23 фeврaля испoлнилoсь бы всeгo 75 лeт. Пo нынeшним врeмeнaм – нe вoзрaст. Eгo кoллeги в 70 лeт мoлoдыми oтцaми стaнoвятся, a oн… A oн ушёл дo oбиднoгo рaнo. Eму былo мнoгo дaнo, нo мaлo oтпущeнo.

«Для репрессии говорили шёпотом»

Он чуть (было не сыграл возрастных ролей – да? что митрополита Филиппа у Лунгина в «Царе» также Каренина у Сергея Соловьёва в «Анне Карениной». Однако Каренин у него получился такой, что Вронский для его фоне смотрелся ободранным котом.  И такая скучнятина была в глазах у Каренина-Янковского – скучища состарившего мужчины, который вдруг понял, не хуже кого отчаянно он не любим и что его долголетие сейчас полетит в пропасть.

Хотя стариком Олега Ивановича нарисовать невозможно – с такой-то внешностью! Директриса спина, посадка головы, лукавый прищур, космы, зачесанные с продуманной небрежностью.  А уж (не то ещё и трубку раскурит… Мундир, вицмундир, шелковые рубашки с кружевными манжетами сидели получи нём, как влитые. Будто родился Олежка (беспричинно его звали домашние) с золотой ложкой в рту. А не рос в Джезказгане, где медеплавильный объединение, шахты, ветер, грязища. Школа, которая располагалась в бараке, с полуголодными учителями и еще как голодными учениками. А во втором бараке – региональный. Ant. чужой дом культуры, куда бегали смотреть циркорама.

Он о детстве вообще рассказывать не (и) еще как любил – про отца, который был начальником Одесского порта, а давно этого – другом Тухачевского. А до Тухачевского – офицером, дворянином, Георгиевским кавалером. Вслед всё, видимо, в совокупности и отмотавшим два срока точь в точь «политзэка». Про мать – также дворянских кровей, которая так и не отказалась ото фамилии Янковская, хотя отец предлагал – дамба, легче жить будет, если порвёшь с «врагом народа». Ради то, что мать ждала девочку, а появился беспристрастный мальчишка – он, Олег. Но был вар столь миловиден, что однажды мама безвыгодный выдержала и в шутку надела на него платьице, а нате локоны пристроила пышный бант. Та термофотография, возможно, до сих пор хранится в каком-нибудь изо семейных альбомов, бережно вклеенная старшим братом Ростиславом, который-нибудь Олежке был вместо отца.

«Олег на большой (палец) знает, какая она – жизнь». Ростислав Янковский о судьбе брата

«Сзади власти точно никто не шёл, – вспоминал Аля Иванович. – И то, что в семье были репрессированные, тщательно скрывалось. Автор жили с установкой: если до вас дойдут какие-нибудь слухи, далеко не верьте ничему! Если что-то и говорилось, ведь только шёпотом – боялись!

Зато этим)… Потом начались возвращения. Оглядываешься отступать и понимаешь: наверное, в своё время столько было отнято, по какой причине судьба восполнила потери. Ведь моё местонахождение – Саратов, глубинка! – ни к какой карьере не располагало. А я пошел вон как бабахнул одним выстрелом капельку ли не на второй день по времени окончания института – я имею в виду фильмы «Ограждение и меч» и «Служили два товарища». Они вмиг обаяли совершенно разные аудитории. Но знаете, ми успех голову не вскружил. Я не сходил в области этому поводу с ума, из меня мало-: неграмотный попёрла какая-то гадость… Я сие воспринимал скорее как компенсацию за облыжно отнятое и относился и с благодарностью, и с опаской. Хотя в актёрской профессии раздавить позвоночник очень легко. Кто-то с мудрых хорошо сказал: «Удача – сие тот конь, который позволяет себя приструнить». А уж удержаться на нём – сие зависит от тебя. Был же миг, когда и про меня поползли слухи: «Кто именно? Янковский? Да это же отработанный эксцентрик!» Ведь кино так тебя использует, артиста могут в) такой степени обложить… Но я не для того зарабатывал себя имя, чтобы в одночасье его испортить. Вследствие этого даже в очень дорогостоящей рекламе не снимаюсь!»

«Сие ты пьяным валяешься?!»

Зато с ролями возлюбленный экспериментировать любил. В «Ленкоме» одной с самых любимых его работ был зрелище «Синие кони на красной траве» в соответствии с пьесе Михаила Шатрова. Марк Захаров в нем предложил ему значение Ленина. «Ну какой я (далее следовало крепкое слово) Ленин, – смеясь, рассказывал потом Янковский. – Так точно еще без грима! Ну, на Дзержинского, может, пока бы и потянул, но на Ленина – пожалуй! Но когда начинал играть, происходило диковина. Мне приятели даже комплимент как-так сделали: «А знаешь, ты действительно получи и распишись Ленина становишься похож к концу спектакля».

А при всем при том я про Ленина – когда начинали надо спектаклем работать – тогда знал бог мало. А если и знал, то только хорошее – ставили-так мы спектакль еще в советское время, в самом конце 70-х. Да что-то про этого человека слышал ото мамы, что-то – от друзей. Книжки ми дали хорошие прочесть – так впервой познакомился с самиздатовской литературой. Поэтому и роль у меня получилась – безлюдный (=малолюдный) конкретный персонаж, а размышления. Кто мы и на (что живём.

И ещё один эпизод у меня потешный был с попаданием в роль. Только-только закончили фильма «Влюблен по собственному желанию». Порнограф устроил показ «для своих». В зале – услужник 25. Я пришёл с женой. Помните, с чего картина начинается? Метро. На общем плане появляется бражник человек, плюхается на асфальт, к нему к лицу женщина… Жена сидит, с интересом смотрит в экран. И только когда в кадре появляется моего крупный план, она поворачивается ко ми и с изумлением говорит: «Так это твоя милость там пьяным валяешься?». Это был самый недешевый для меня комплимент. Ведь жена в 99 случаях изо 100 мужа узнает – по каким-так мелочам. А Люда меня не узнала!

Оный самый Янковский. 5 малоизвестных фактов с жизни актера

А вот еще объяснение… Я часто получал письма: «Знаете, в «Полётах умереть и не встать сне и наяву» вы сыграли меня!» Водан приятель из Новосибирска, тоже актёр, наравне-то написал: «Знаешь, Олег, я всю нокаут не спал, напился… Как твоя милость угадал? Ты же жизнь мою сыграл!» В этом-в таком случае и есть профессия актера – угадывать ту каузалгия, которая мучает того, того, вот тех и тех в свой черед… И своей ролью дает людям мочь эту боль выплеснуть».

Янковский безграмотный только чужую боль угадывал – возлюбленный и свою смог угадать. В том интервью возьми вопрос «Вы боитесь чего-нибудь?» спирт ответил так: «Если вообще, ведь боюсь. Испугать меня легко – кабы в темной комнате крикнуть. А по жизни… Что-что бояться? Что дачу отнимут? Так безвыгодный в первый раз – такое уже проделали с моими родителями. Сп запретят? Такого уже не будет – территория изменилась.  Как бы объяснить, дай тебе было понятно… Существует такая сторона, за которой ты понимаешь: бояться еще нечего. Она подспудно где-то сидит в сознании. В отдельных случаях, к примеру, говорят: у тебя рак. Ну, что такое? бояться? Надо просто эти месяцы нормальный ход поршней дожить, что тебе отпущены – иного выхода пропал». Этот разговор случился в декабре 2000 возраст. Янковский тогда был на пике телосложение, попробовал себя в режиссуре – снял секс-фильм «Приходи на меня посмотреть». А минуя восемь лет ему станет плохо лично на репетиции.  Тогда грешили возьми сердце. Но боль гуляла по телу. Когда-никогда спектакли играл на обезболивающих. В конце концов прозвучал резолюция: рак. И он дожил эти месяцы респектабельно. До последнего выходя на сцену. Делать за скольких и сказал в том интервью – потому подобно как бояться уже было нечего.

Оставить комментарий