Главная » ФИНАНСЫ » «Менять топор на шкуру»: Петр Авен о борьбе с долларом и экономике России

«Менять топор на шкуру»: Петр Авен о борьбе с долларом и экономике России

Пeтр Aвeн Фoтo Мaксимa Блинoвa / РИA Нoвoсти

Прeдсeдaтeль сoвeтa дирeктoрoв Aльфa-бaнкa Пeтр Aвeн нa публичнoй лeкции в МГИМO вспoмнил, кaк жилa сoвeтскaя экoнoмикa, и сфoрмулирoвaл прoблeмы, кoтoрыe прeдстoит рeшить сoврeмeннoй Рoссии. Forbes публикуeт ключeвыe тeзисы изо выступлeния миллиaрдeрa

Пeтр Aвeн — извeстный бaнкир, инвeстoр и миллиaрдeр, зaнимaeт 22-e мeстo в спискe бoгaтeйшиx бизнeсмeнoв России в области версии Forbes с состоянием в $5,1 млрд. Вплоть до прихода в бизнес успел побывать в большой политике — в начале 1990-х Авен занимал воздержанность министра внешних экономических связей России. Как один человек со своими партнерами Михаилом Фридманом, Германом Ханом и Алексеем Кузьмичевым является акционером группы LetterOne Holdings (посреди активов — немецкая нефтегазовая компания DEA, телеком-гиганты VEON — 56,2% и Turkcell — 13,22%), владеет долей в Альфа-банке (12,4% акций). Авен по слухам крупнейшим в России коллекционером русской живописи азы XX века. В ноябре 2012 года на аукционе Christie’s в Нью-Йорке купил картину Василия Кандинского «Эскиз к импровизации №8» следовать рекордные для художника $23 млн.

Соборно со студентами МГИМО корреспондент Forbes послушал публичную лекцию Авена, которая состоялась 4 октября. Миллиардер рассказал, какие ошибки советской экономики рискует сделать еще раз современная Россия

Советская «нефтяная игла»

«С 1950-го в соответствии с 1970-е годы темпы роста советской экономики превзошли темпы роста в Европе и в США. Первые звонки затухания экономического роста появились кайфовый второй половине 1960-х годов. Если бы отнюдь не открытие нефти в Западной Сибири, то переворот произошел бы намного раньше. Советская народное хозяйство была достаточно изолированной, но нефть дала ход к двум вещам — к покупке зерна и закупке ширпотреба. В 1980-е годы начался иждивенческий бум в больших городах: появились финские костюмы, немецкая обувка и так далее. Но даже на фоне нефтяных доходов темпы роста экономики начали бухнуться. Главная проблема была в том, что капитально экономическая модель выстраивалась по госплану, цены были регулируемые».

Нереальная народное хозяйство

«Меня учили по учебникам, которые житьё-бытьё не отражали. В них были рассказы о томище, чего в экономике не существует. В Москве работал Госплан, тот или другой определял объемы производства и доносил это поперед завода. Я занимался экономикой сельского хозяйства, и нам временами разрешали посмотреть на реальную жизнь. В 1985 году я участвовал в экспедиции для Алтай. В ней экономистам было позволено шествовать и смотреть, как принимаются решения по Госплану в колхозах.

Я был допущен получи заседание райкома партии и наблюдал, как в настроенность двух дней в кабинет к первому секретарю в соответствии с очереди входили председатели колхоза, и им задавали задача, сколько бы они взяли земли получи конкретный период. И каждый называл какую-в таком случае цифру — обычно она была в районе 18-22 гектаров. С годами возникал вопрос: почему так мало? Отказ — потому что не хватает техники. В этом случае первый секретарь говорил: дайте ему техники и удобрений.

Я разом понял, что это некая игра: сколько) (на брата входящий в кабинет должен его покинуть безграмотный с самой маленькой цифрой, иначе у него пора и совесть знать мало помощи от начальства, и не с самой внушительный, так как в противном случае он маловыгодный выполнит план. Потом я узнал, что ни Водан из колхозов на деле не получает пре 12 гектаров земли. То есть итак, что люди торговались за виртуальную возможность. Такой же виртуальной реальностью было и госпланирование».

С валютой в кармане

«В 1989 году я уехал в Австрию, работал в институте, в будущем меня пригласили в правительство, и я должен был намарать документы о том, как сделать национальную валюту конвертируемой. В Союз за хранение долларов грозило 10 парение тюрьмы — согласно известной всем 88-й статье УК РСФСР. У людей было внутреннее взаимонепонимание, как можно жить с валютой в кармане. Я уж был министром, выступал в Верховном Совете и рассказывал, что-нибудь с 1 января мы отменим 88-ю статью, в Москве позволительно будет купить и продать доллары, город вследствие полгода будет покрыт сетью обменных пунктов. Я выступаю, а в зале начинается гомер. Потом встает один доктор наук и говорит: «Молодой героев, а вы понимаете, что вы сумасшедший?» — Зачем? — «Потому что долларов не хватит!»

Следом я проводил в министерстве совещание о свободном курсе. Я рассказываю, как будет Московская валютная биржа, где отдельный сможет купить валюту. Сидят 20 прислуги) из министерства — очень грамотные люди. Я раздал по всем статьям нормативные документы, в которых подобно объясняется (общее) представление. Потом совещание закончилось, замминистра поднимает руку и говорит: «Товарищ майордом, мы все поняли — биржа, продали-купили, а ставка-то какой, какая цифра?» Тогда был нимало другой мир, и насколько он был статья (особь, сегодня даже не осознается. И если бы маловыгодный тупая вера молодых людей в преобразования, ведь никаких изменений никогда бы не было».

Главная трудность экономики России

«Существует прямая связь в кругу эффективностью и конкурентной средой. Я считаю, что главная узкое место у нас сегодня — это подавленная конкуренция. Альфа-Копилка от этого только выигрывает — у нас блистает своим отсутствием конкурента. Для банка это хорошо, а с целью экономики — плохо».

Дедолларизация — это плохо

Пас от доллара — это неэффективно. Это приведет к тому, подобно как можно будет менять топор на шкуру. В сегодняшний день это вызвало бы колоссальные себестоимость. Но, как сказал президент, американцы самочки подталкивают нас к этому процессу. Если российские банки будут отрезаны через долларов, нам придется это делать. И сие плохо. Надеюсь, что до отказа через долларов дело не дойдет.

Цифровой авалист — это миф

«Банковская система России стоит здоровая, и надо отдать должное ЦБ, что сумел это обеспечить. Проблема в том, как будто в банковском секторе высокая доля госбанков, и я авось-либо, что она не будет расти с каждым в дневное время. Думаю, общее число банков в итоге сократится предварительно 200-300.

В целом, банковский бизнес будет все предпочтительно ходить в онлайн, но построить полностью цифирный банк невозможно. Цифровизировать можно только отруб функций, но в банках все равно должны непременничать люди».

Записала Юлия Титова

Оставить комментарий